Моя история: как я пришла к пониманию РОДа

  Автор:
  394

Хочу рассказать вам, почему я так полюбила тему Рода и «заболела» ей,  хотя в моём арсенале есть много  самых разных инструментов по многим темам. Это тоже родовая история, но за один раз её не расскажешь…

Можно сказать, что меня воспитывала бабушка, родителям было не до меня, у них были «свои разборки».  Обо мне вспоминали либо, когда я болела, либо когда нужна была, в качестве » тяжёлой артиллерии» для военных действий друг с другом.

Бабушка и ее роль в моей жизни

Бабушка жила у нас, вела хозяйство, потом на несколько месяцев уезжала домой отдохнуть, и опять возвращалась. Если рассказывать её историю, об этом можно целую книгу написать, но сейчас не об этом. Просто бабушка по маме у меня из рода потомственных целителей, и она мне всё детство потихоньку рассказывала о  нашем Роде, целительстве,  знаниях, которые ей передала её мама — моя прабабушка. Мне было интересно, но для меня это было, как детская игра, тем более,  что  бабушка просила никому об этом не рассказывать, главное, маме. А когда я как- то  спросила почему, бабушка тяжело вздохнула и сказала, что они уже за это пострадали, время было такое, а  мама не хочет об этом слышать…

Прабабушка

После смерти бабушки, а это было, когда я училась в восьмом классе, на эту тему со мной больше никто не говорил, и всё постепенно изгладилось из памяти. Остались только очень яркие, удивительные  сны, похожие на сказки,  и способность чувствовать чужие болезни,  снимать боль, заживлять раны, что я делала редко и только самым близким, потому что после этого начинала плохо себя чувствовать.

Бабушка с приятельницей

 

В школе и институте, я была комсоргом, старостой, училась только на «отлично», и мои интересы переместились совсем в другие области, где  не было места какой — то  там мистике.

 

Случаи из жизни

Единственное, вспоминаются три необычных случая, которые я постаралась быстрее вычеркнуть из памяти, поскольку это противоречило тому, что нам тогда внушали, мы же строили » общество развитого социализма», в котором не было места  «всякому инакомыслию и шарлатанским штучкам».

Первый случай произошёл, когда я училась на первом курсе института. Однажды после лекций мы с подружкой пошли к ней домой забрать конспекты. Её семья занимала квартиру на втором этаже  в пятиэтажном  многоквартирном  доме, а над ней на пятом этаже  жили соседи с двумя  девочками – «близняшками».

Мы подошли к подъезду, услышали крик сверху, задрали головы и  посмотрели на окна.

Одно из окон на пятом этаже было распахнуто настежь, сестрички ссорились, видимо, они стояли на чём-то потому, что их было видно по пояс.  Я закричала: «Осторожно, отойдите от окна, опасно!» И как будто, время остановилось, я всё видела, как в замедленной съёмке… Вниз  летит большой игрушечный заяц, одна из девочек  свешивается с плачем вниз, какое-то движение и она тоже начинает падать вслед за игрушкой… Ужас…Я протягиваю руки и шепчу: «Только не разбейся», и представляю, как у неё появляются крылья, и она потихоньку снижается, медленно — медленно, как пушинка. Дальше провал в памяти, только отпечатался  шум в ушах и смутный образ Ангела, обнимающего ребёнка,  а потом ничего…

Когда пришла в себя, увидела, что сижу на земле под окнами, и меня тянет за руку подружка, пытаясь поднять, а вокруг толпятся соседи. Оказалось, только уехала Скорая, девочку забрали в больницу на проверку, врачи сказали, что такое они видели впервые, при падении с пятого этажа, никаких повреждений, а ребёнок не падал, а медленно снижался, будто парил. Я была в шоке…

Этой ночью, я долго не могла уснуть, а когда задремала,  мне приснилась прабабушка, которую я видела только на фотографии, она  пришла вместе с бабушкой и  какими-то  белыми фигурами. Она провела рукой по моему лбу, меня пронзил холод, и сказала: «Надо было спасти эту Душу, она когда- то помогла нашему Роду».  Я пыталась проснуться, открыть глаза, но не смогла, хотя больше ничего не снилось. Обычно я плохо запоминала сны, а этот отложился…

Был ещё очень интересный случай, на втором курсе, но это слишком личное…

И третий случай произошёл, когда я училась на четвёртом курсе, на практике, наша группа присутствовала на операции, которую нам через смотровое окно комментировал наш преподаватель. Сначала всё шло хорошо, но потом вдруг что-то пошло не так, все в операционной забегали, засуетились, наш преподаватель закрыл смотровое окно и скомандовал выйти всем  в коридор и подождать его там.

Мы вышли. Ждём, а самим страшно. По коридору пробежали ещё несколько врачей, и в операционную. Я прижалась к стенке, закрыла глаза, меня начало трясти. Чувствую, что там, в операционной,  в этот момент человек уходит.                                                         Знаю почему- то, что его необходимо спасти, и сделать это надо мне. Я представляю его фантом, и начинаю в воображении вдыхать в него жизнь, делать виртуальное искусственное дыхание, как учили,  по всем правилам, как будто он действительно передо мной.

Опять было состояние, будто время остановилось…

Через какое- то время открылась дверь, на каталке вывезли больного и хирург крикнул: » В реанимацию.»

Наш «препод» выбежал довольный и бросился нас успокаивать, мол, всё хорошо, больной остался жив, обошлось. А когда мы вернулись в аудиторию для разбора, он добавил, бывают же чудеса, больной уже не дышал, а потом вдруг всхлипнул и опять задышал…

Ночью опять  приснился сон, только уже бабушка одна приходила. И её слова :  » Не зря я тебя учила, помни, наш род целительский»…

 

Поиски истины

На последних курсах института, я много времени проводила в  центральной библиотеке,  собирала материалы для дипломных  проектов и диссертации  в перспективе…

В нашей «ленинке» всегда было всё очень чинно, строго, тихо, обычный народ туда не ходил. Я всегда садилась подальше, чтобы никто не мешал. Один раз,  сидя за учебниками, задремала ненадолго.

 Встрепенулась, а возле меня какая- то бумажка лежит, оглядываюсь, может, обронил кто-то, никого нет, я одна в читальном зале, только впереди какой-то дядечка профессорской внешности пишет что-то.

Смотрю, что на той бумажке, а это объявление, что, мол,  такого-то числа, во столько-то, по такому- то адресу состоится очередное заседание клуба любителей традиций Рода.

Никогда не слышала про такое у нас в городе, стало любопытно, пошла. Оказалось, что Международный институт генеалогических исследований открыл филиал на общественных началах для людей,  интересующихся изучением и восстановлением славянских  и родовых традиций. Сейчас это модно, а тогда было в новинку.

Меня сразу увлекло: и тема, и люди. Там я впервые услышала (до этого были какие-то разрозненные сведения из разных источников, когда не знаешь – то ли правда, то ли нет) про такие понятия, как законы родовых систем, работа с родом,  коррекция родовых программ и т.д.

Я поняла, насколько ничтожно мало мы знаем об истории нашего рода, и, как негативно, это влияет на нашу жизнь.

Благодаря этим встречам,  я приобрела не только первые знания по теме, которые мне очень пригодились в жизни, но и людей, которые стали моими духовными учителями в мир неизведанного, связь с которыми я поддерживаю и сегодня, хотя давно уже живу в другой стране за тысячи километров от Минска…

Некоторых из них уже нет, но я чувствую всегда их свет и поддержку с Небес, счастлива  от осознания, что среди них и мои бабушка и прабабушка…

Баба Федора — белорусская Ванга

Тогда же в моей жизни появилась народная целительница баба Федора, белорусская  Ванга, имя её  в те годы гремело на весь Советский Союз. Это уникальная женщина, она восстанавливала послевоенный Минск, поднимала целину в Казахстане, занималась целительством в Москве, лечила актёров, чиновников, светил медицины, космонавтов и их жён, работала в Институте микрохирургии глаза Фёдорова, потом вернулась в Беларусь.

Она рассказывала, что во сне увидела  деда, который ей посоветовал вернуться в свою деревню, на землю предков, и работать  там с живой водой, а силу свою Федора Даниловна получила по женской линии от бабушки.

Федора верила в то, что человек живёт не своим умом, а умом предков, но не каждый это понимает.

 

Бабушка Федора

 

Тогда я не совсем понимала это, а также  её предупреждение о том, что люди, которые приносят вред родной земле, природе  могут заболеть, навредить себе, своей душе. Только через много лет я полностью осознала это и согласна на 100%.

Сегодня бабе Федоре 91 год,  она уже не принимает посетителей, но  бодра, и как и раньше считает, что перед  человеком, который чтит свои корни, землю, святую воду, молитву и с добром относиться к другим,  отступают  любые болезни.

Благодаря этой великой женщине я поняла, что если нам даны какие- то дары от предков, от них нельзя отказываться, иначе накажут…

Но жизнь всегда готовит нам какие-то уроки, проверки, сюрпризы…

Моя жизнь ближе к окончанию института  после того, как я примкнула  к клубу любителей традиций Рода,  и начала встречаться с «неординарными» людьми,  протекала одновременно  в двух реальностях. В одной я была отличница, студентка, комсомолка, активистка, и даже умудрялась бегать на свидания; а в другой – были наставники,  «раскопки» и  сны.

Мои новые друзья знали очень много о своих корнях, а я практически ничего, поэтому стала  упорно «копать» в этом направлении.

Но как, я не старалась, много не «накопала». Сведений было очень мало, поскольку расспросить было особо некого,  бабушки не было, а родственники  старшего поколения  погибли  во время ВОВ и в гетто.

Когда я уже отчаялась, ответы стали приходить во сне. Это сейчас я знаю, что даже в самых странных снах, скрыты послания о нашем прошлом, настоящем и вероятном будущем. А в тот период для меня такие сны были непонятными и пугающими.

Снится мне сон, что я вместе с бабушкой иду по какой- то старой улочке, мы заходим в книжный  магазин.  Я иду вдоль полок и смотрю на детские книжки, а там мои любимые книги из детства: » Кортик», «Бронзовая птица», «Каникулы Кроша». А рядом стоит ещё какая- то толстая потрёпанная книга, я хочу пройти мимо, а бабушка меня берёт за руку и говорит: » Ануся, обязательно прочти её, там про твоего дедушку».

Утром, я стала размышлять об этом сне, ничего путного в голову не приходит. Знаю только со слов бабушки, что дедушка — мамин папа, погиб в первые дни войны при бомбёжке поезда, когда он ехал на фронт. Всю войну он считался без вести пропавшим, и только после войны в 1946 бабушка, получила  официальную «похоронку».  А книжка- то при чём?

Итак, утро субботы, выходной, в институт не нужно, мама в доме отдыха, папа в командировке. Звонок в дверь, дети макулатуру собирают. А я помню, что в подвале лежит кипа старых газет, говорю детворе, чтобы зашли попозже, я сбегаю,  принесу их  из подвала и оставлю возле двери.

Спускаюсь в подвал, открываю, включаю лампочку, сверху начинает что-то падать, еле успеваю отскочить, падает коробка. Поднимаю,- старые фотографии.

Внизу в самом углу нахожу газеты, собираюсь взять и уйти, а под газетами лежит книга: Анатолий Рыбаков. «Кортик. Бронзовая птица. Выстрел.»

Писатель Анатолий Рыбаков

Беру коробку с фотографиями, газеты оставляю на коврике возле двери.

Захожу, вытаскиваю плед, включаю торшер, с ногами  забираюсь на кресло, чтобы перебрать  фотографии.  На первой — мои прабабушка и прадедушка, красивые, молодые, и реклама фотоателье » Гельфандъ. Черниговъ. 1906″.

Что-то всплывает в памяти, как бабушка мне рассказывала, что родственники её мужа — моего погибшего дедушки,  родом с Украины из Чернигова, и это каким-то образом связано с именем Анатолия Рыбакова, а как, и почему, не помню.

Иду к телефону, звоню в Брест, там живёт старшая сестра бабушки и её младшая дочь со своей семьёй. Это тоже очень интересная история, бабушкина сестра всю войну провела в партизанском отряде, там же родилась моя тётя.

Бабушкина сестра рассказала мне, что, оказывается, семья моего дедушки жила дом в дом, с матерью Анатолия Рыбакова (писатель взял псевдонимом фамилию своей матери);  и роман » Тяжёлый песок», который он написал в 1978 году – автобиографический.  Если я этот роман прочитаю, то смогу многое узнать про род моего дедушки, писатель даже фамилию рода  не поменял, оставил всё, как есть. Я была  ошарашена…

Попыталась найти книгу, не смогла. Кто помнит, в то время хорошие книги было не достать. И тут я вспоминаю, что у моего парня мама работает в институтской библиотеке. Пришлось его «напрячь» и я стала владелицей книги на 2 ночи, потом её надо было вернуть, на книгу  была целая «очередь»…

Так у меня совершенно неожиданно  появились сведения о Роде дедушки.

Дежавю

Кстати, через несколько лет, когда мы уже поженились, гуляя, мы забрели на улицу Немига, где когда- то жили мои бабушка и дедушка со стороны папы. Там начали восстанавливать старую часть  города, как он выглядел когда-то. Мы нашли там книжную лавку, которая выглядела точь в точь, как тот магазин в моём сне…  Это был эффект дежавю,   я осознала, что видела  именно то  место, где оказалась с бабушкой во сне, меня даже озноб пробрал.

И про родовые программы: моя бабушка по маме и её муж были дальними родственниками, мои бабушка и дедушка по папе тоже оказались дальними родственниками, а я с моим мужем – тоже, и узнала я об этом только на свадьбе…

После замужества я несколько раз видела один и тот же сон. Я стою в храме, держу свечку, смотрю на икону.  Я просыпалась в недоумении. Никогда живя в Беларуси,  не ходила в церковь, разве что, когда мы ездили в Прибалтику к  родственникам, и то просто на экскурсию, ради любопытства.

Тогда у меня даже мысли не было, что я когда — нибудь окажусь в Израиле. И в 1992 году, попав впервые  в эту церковь на Кинерете, я чуть не потеряла сознание, всё выглядело именно так, как я видела это 10 лет назад во сне…

Мамины фотографии

Сегодня начала перебирать детские фотографии моей мамы, вижу дом, в котором она выросла, я его тоже помню, часто бывала там летом. Это старый довоенный дом в Бресте: с огромной кроватью и мягкой периной, со скрипучим деревянным полом, из -под которого пробивалась трава, с потрескавшимися ставнями на окнах, с патефоном и старинным комодом.

Дом-музей Якуба Колас (Мицкевич)

 

В этом доме всегда было прохладно и не было солнца из-за растущих под окнами старых-престарых деревьев. Не было там даже  водопроводных труб и туалета, все «удобства»  были во дворе, а воду «добывали» из ножной колонки и  колодца, который стоял посреди общего двора.

Несмотря на всё это, я обожала этот дом, и когда старые дома в Бресте пошли под снос, а бабушка и все соседи получили квартиры в новом восьмиэтажном доме напротив парка, мне очень недоставало его, я и по сей день помню все трещинки в полу и на стенах…

У бабушки в доме на чердаке хранились  старые фотографии, которые я любила рассматривать, потом большинство из них куда- то исчезло.

 

Моя мама — школьница — во втором ряду, 4-я слева — девочка с косами

 

Казалось бы, что такое фотографии? Всего лишь момент из жизни, секунда, а сейчас через много лет, когда я держу их в своих руках – это уже семейная история, реликвия, родовая память…

Моя мама маленькая с братом и их няня

Кстати, наверное, в этом старом доме любили бывать души предков, они приходили ко мне во сне, что-то рассказывали, показывали, объясняли, но в то время, я совершенно не запоминала то, что мне снилось, после пробуждения всё рассеивалось, как туман.

 

Молодая мама в Сочи

Помню, ездили мы с родственниками в лес по ягоды, устали, я тогда заснула сразу, только голову на подушку положила. И снится мне сон. Снова лес, но я в нём одна, иду с лукошком, и одета странно, как «барышня — крестьянка»: сарафан, лапти, коса с красной лентой. Впереди черники и земляники валом, я бегом по тропинке, спотыкаюсь, падаю, треск веток, и дышать трудно. Потом, будто трясёт кто-то за плечо  и говорит над ухом: «Чай попей, да рецепт запиши, забудешь». И перечисляет травы, из которых надо сварить чай. Потом меня, как подбрасывает на кровати, просыпаюсь, ночь, сердце колотится и холодно, хочу бабушку позвать, не могу, во рту всё пересохло, такое впечатление, будто наяву всё было, всё запомнила, кроме названий трав. Включаю ночник, встаю с постели, с кровати книга падает, которую обычно перед сном читала, из неё листок выпадает, я его вместо закладки использовала, а на нём коряво карандашом написаны моей рукой названия трав, так я иногда писала  «вслепую», и карандаш на полу валяется. Хотела бабушку разбудить, но потом передумала, попила водички, и снова легла.

Утром рассказала бабушке про сон и показала ей названия, что записала, а она мне объяснила, что это отвар от бронхиальной астмы, который ей моя прабабушка, её мама передала.

Этот рецепт я и по сей день использую, как накрывает, — дягиль, просвирняк, дудник, камнеломка и цетрария (астма — наша родовая болезнь).

Уроки жизни

Возвращаюсь во времена студенчества. Все мы с большим удовольствием вспоминаем  это незабываемое время:  студенческое  братство, экзамены, отравляющие радость  бытия, друзей и события , оставившие  яркий след  в наших судьбах.

С удовольствием мысленно возвращаюсь в те годы, и понимаю, что ничего случайного в нашей жизни не бывает, всё предопределено, и нам встречаются  по жизни именно те люди, которые становятся нашими Учителями, кто- то духовными, а кто- то помогает нам проходить  необходимые Уроки Жизни.

Таких людей в  тот период было не очень много, но это были очень колоритные личности. Тогда я подружилась с внучкой  народного поэта Беларуси  Якуба Коласа (Константина Михайловича Мицкевича)  — Верой  Мицкевич. Её отец был старшим сыном  поэта. Время не стоит на месте, у Веры потом родилась дочка Валентина — правнучка поэта, а теперь уже растёт праправнук. Род  живёт!

Несколько поколений потомков поэта  живут в доме на улице Академической, рядом с мемориальным музеем Якуба Коласа. Я очень любила бывать там, меня завораживал этот  старый дом, хранящий память о  многих  родовых событиях.

Сын Якуба Колас — Данила с семьей

А ещё у них в доме можно было почитать разные книги, и про Род тоже, которые в магазинах и библиотеках было невозможно найти.

И самое главное, у них бывали очень интересные и необычные люди, из мира искусства, науки, богемы, мистики…

Две знаменательные встречи

Одна была с белорусским писателем, книгами которого я до сих пор зачитываюсь. Мне запали в душу его слова о том, что в современном мире человек, берущий элитную  собаку из клуба собаководства,  знает её родословную до десятого колена, а сам при этом не имеет понятия о своей собственной родословной до 3-4 колена…

А вторая встреча произошла в музее, человек, похожий на священнослужителя  просто подошёл ко мне и сказал, что его предназначение — быть моим духовным учителем. Сначала я приняла его, мягко говоря, за неадекватного, но потом он мне рассказал несколько фактов обо мне, которых кроме меня никто не знал…Короче, убедил.

С его подачи я начала изучать восточные учения и развивать свои способности чтения из потока…  И я его по сей день считаю своим духовным наставником.

И ещё от него я получила ответ на свой вопрос, почему у меня — единственного ребёнка в семье, такие сложные отношения с родителями?

Дословно уже не помню, но смысл такой, что на самом деле » трудные» родители – это благословение, а не наказание, как мы часто думаем. Они нас учат безусловной любви, вопреки всему. Легко любить тех, кто тебя любит и лелеет. А как научиться любить, когда отвергают?

В семьях, где нас любят, трудно развиваться и расти духовно. У нас и так всё в «шоколаде», нас принимают и одобряют, что бы мы ни сделали.

Зато «трудные» родители  нас закаляют и «продвигают».

Я думаю, что, если бы мне не пришлось карабкаться самой по жизни, я бы не достигла того, что есть сейчас, и мои родовые таланты, скорее всего, так бы и остались непроявленными, а миссия Души и роль в Замысле Творца остались бы не осуществлёнными… Именно «трудные родители»- наши самые лучшие учителя. И подтверждение этому я  получала неоднократно …

Дом-музей Якуба Колас (Мицкевич) 2
Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук